Структура морали.

Нравственные явления весьма разнообразны и с трудом поддаются систематизации, поэтому структура морали часто отражается сложными многоплановыми конструкциями, которые все равно не способны без существенного огрубления адекватно представлять "живой" нравственный мир. Структурирование морали проблематизируется также в связи с тем обстоятельством, что она - не застывшее, а "пульсирующее", во многом релятивное образование, которое на части разделить невозможно. Поэтому любые структурные элементы морали должны интерпретироваться как ракурсы ее рассмотрения. Самая простая и, вместе с тем, самая емкая модель такого типа структурирования морали, основа которой была намечена еще в древности, предполагает выделение трех условных компонентов: деятельности, сознания, отношений. Другими словами, мораль можно рассматривать в контексте этих трех ракурсов, отдавая себе отчет в том, что они, тесно взаимосвязанные в реальности, различимы лишь в теоретическом анализе.

      Моральную деятельность целесообразно представить как сложную совокупность ее отдельных актов, обозначаемых в этике понятием "поступок". Структура поступка относительно проста и включает в себя, помимо самого действия, предварительную подготовку к нему, часто называемую мотивационным блоком, а также последующую оценку. Предварительная подготовка к действию разворачивается в сфере сознания, внутренняя работа которого создает предпосылки для будущего успеха или неудачи. Замысел того, что предстоит совершить, выражает понятие "намерение", явно или смутно фиксирующее цель предполагаемого действия. Его субъективное обоснование обычно называют мотивом, в отличие от стимула, выражающего внешнее побуждение к активности (он, кстати, путем интериоризации может превращаться в мотив). Даже психологические стимулы могут оказаться как бы внешними по отношению к ядру человеческой личности, если они не "просветлены" сознанием и выступают как ценностно-нейтральные. Мотив же - следствие личной заинтересованности в реализации индивидуальных ценностных ориентаций, - именно на уровне мотивации разворачиваются сложные перипетии нравственного выбора. Осуществляется ли он с помощью рациональной аргументации или предстает в "свернутой", интуитивной форме, в любом случае - это самовыражение личности, которое делает возможной ее автономную саморегуляцию. В роли мотива способны выступать любые понятия морального сознания либо их сложная, неповторимая комбинация.

     Постановка цели и ее мотивация влекут за собой поиск адекватных средств, что составляет самостоятельную, достаточно сложную проблему; о которой речь пойдет в следующем параграфе. На основании всего этого принимается решение, как бы подводящее итог деятельности сознания и закрепляющее предполагаемую стратегию поведения.

     Далее события разворачиваются в практической реальности, вносящей свои коррективы, поскольку, в отличие от изменчивых движений души, действие (или бездействие, которое тоже можёт оказаться нравственным актом) приобретает необратимый характер. Его результат и последствия вновь активизируют работу морального сознания, выражающуюся в оформлении самооценки, далеко не всегда совпадающей с вердиктом общественного мнения.

     Такая структура поступка представляет собой схематизированную модель, безусловно, упрощающую противоречивые уникальные акты "живой" нравственной деятельности. Кроме того, она статична, локальна и элиминирует волевые, чувственные и подсознательные компоненты, пронизывающие все слагаемые поступка. Тем не менее, теоретический анализ такого рода позволяет обнаружить нечто общее в многоцветной конкретике отдельных поступков и лучше рассмотреть такую грань морали, которую условно называют нравственной деятельностью.

      Нравственные отношения чрезвычайно многоцветны по форме и по содержанию, что определяется многочисленными факторами как социокультурного, так и субъективного характера. Пространственно локализовать сферу нравственных отношений не представляется возможным, поскольку они растворены в других видах отношений, отражая уже упоминавшиеся особенности морали. Тем не менее, можно конкретизировать это этическое понятие (соответственно - скрывающийся за ним реальный феномен) с помощью упоминания о некоторых направлениях классификации нравственных отношений. Так, например, выделяют прямые и косвенные моральные отношения, имея в виду их первостепенную или второстепенную значимость; ситуативные и устойчивые, фиксируя длительность их существования. Идеальный, неискаженный смысл нравственных отношений предполагает их субъект - субъектный, а не субъект - объектный характер, т.е. своеобразный запрет на использование другого человека в качестве объекта для манипулирования. Основными видами моральных отношений, рассматриваемых в этом ключе, являются, отношение человека к самому себе, к другому человеку, к какой-либо социальной общности. Как бы сложно не проявлялись человеческие отношения, необходимо помнить, что их нравственный статус опирается на принцип гуманизма, утверждающий самоценность личности "как в своем лице, так в лице всякого другого" (Кант).

     Выделение такого условного структурного компонента морали как нравственное сознание позволяет анализировать ее в качестве совокупности определенных понятий и представлений. Как нравственная деятельность и нравственные отношения являются особыми "срезами" человеческих деятельности и отношений вообще (рассмотренных под углом зрения морали), так и нравственное сознание есть особая сфера человеческого сознания, обладающая целым рядом специфических характеристик. Главными из них можно считать абстрактность (требования нравственного сознания существуют в форме безличного долженствования); универсальность (требования морального сознания формулируются как универсальный закон, перед которым равны все); наличие в любых проявлениях нравственного сознания антитезы должного и сущего; ценностный способ обоснования должного.

     В сфере морального сознания принято выделять эмоциональный и рациональный уровни, его также можно рассматривать как единство общечеловеческого, группового и индивидуального. Исследование морального сознания еще в одном контексте позволяет обозначать его обыденный и этический (осознанный, более-менее систематизированный) уровни. Кстати говоря, рационализированную и систематизированную область морального сознания представляет этика, о парадоксах взаимоотношения которой со своим предметом - моралью - говорил ось в предыдущем параграфе. Указанные здесь (и прочие, оставшиеся "за кадром") характеристики нравственного сознания в реальной действительности связаны друг с другом чрезвычайно противоречивым образом, порождая множество конфликтных ситуаций.

     В логическую структуру морального сознания входит достаточно большое количество понятий, которые субординируются по-разному, в том числе с помощью сложных, многоуровневых систем классификации. В качестве опорных понятий, фундирующих сферу морального сознания и отражающих его главные феномены, выступают следующие: нормы, кодексы, качества, принципы, категории, идеалы.

     Норма является простейшей формой нравственного требования, предписывая или запрещая поведение определенноrо типа ("не кради", "не лги" и т.п.). Кажущаяся легкость исполнения императивов такого рода не исключает, конечно, их проблематичности в конкретной ситуации (например, следование норме "не убивай" в военное время), тем не менее, понятие "нравственное качество" в логической структуре морального сознания выглядит более сложным образованием. Отражая полярность морального мира, оно включает в себя два других: "добродетель" и "порок". Понятно, что тем самым предписывается культивирование добродетелей и отвержение пороков. В отличие от нормы, на этом уровне не фиксируются, конкретные предписания или запрещения определенных действий, поскольку обладающий добродетелями человек способен самостоятельно принимать решения. Еще более обобщенно моральное сознание выражает себя в понятии "нравственный принцип", обозначая в нем такую стратегическую установку, которая может выступать критерием измерения частных моральных феноменов и, наконец, наиболее абстрактный и сложный слой морального сознания связывается с понятием "нравственный идеал", синтезирующим представления о "морально высшем".

     Данная цепочка понятий позволяет отразить процесс усложнения механизмов регуляции поведения, отражаемый моральным сознанием. Кстати, понятие "кодекс" в его прежнем, традиционном понимании (совокупность норм) следовало бы поставить после понятия нормы, однако современное значение кодекса, сопряженное, как правило, с профессиональной деятельностью, выходит за рамки данной цепочки (поскольку включает в себя не только нормы) и даже за рамки морали (так как фиксирует требования внеморального - правового, административного и Т.Д. - характера).

     К основным категориям этики, отражающим наиболее сложные и значимые феномены морального сознания, обычно относят такие понятия: добро и зло, справедливость и несправедливость, долг, совесть, честь, достоинство, счастье, смысл жизни. Их также можно классифицировать различным образом. Поскольку эти понятия касаются самых важных аспектов нравственного бытия и, соответственно, занимают особое положение в пространстве этического знания, они нуждаются в специальном рассмотрении.

     Многомерность морального сознания не позволяет исчерпать его с помощью описания одного или даже нескольких, категориальных рядов. В зависимости от возникающей задачи, можно разворачивать его понятийный ряд в том или ином направлении, реконструируя различные грани и оттенки нравственного мира. Поэтому, а также потому, что структура сознания подвижна и изменчива, создать строгую, однозначную классификацию понятий, ее отражающих, не представляется возможным.

     Моральное сознание связано, конечно, ну только с размышлениями, все события нравственного мира эмоционально переживаются личностью, поэтому можно говорить о чувстве долга, чувстве собственного достоинства и т.д. Таким образом, нравственные чувства представляют собой неотъемлемую сторону морального сознания. В потоке переживаний, испытываемых человеком, можно различать (с большой степенью условности) психологические (страх, симпатия, дискомфорт) и собственно нравственные (стыд, вина, раскаяние и т.п.). Первые являются непосредственной реакцией психики на внешние воздействия, возникают естественно и, как правило, неконтролируемо. Вторые - реакции более глубокого уровня, связанные с процессом социализации и с самопознанием. Не случайно их называют высшими чувствами. Впрочем, эмоциональные феномены, которые отнесены к первому разряду, могут приобретать нравственный статус, сплетаясь с теми или иными ценностными ориентациями личности.

      Регулятивное значение чувств чрезвычайно велико, часто превышая авторитет разума и, тем более, простого здравомыслия. Понятно, что моральная деятельность предполагает контроль разума над страстями, однако разумное восприятие мира служит как бы промежуточным, хотя и обязательным этапом в формировании невыразимо сложных нравственных интенций, способных преодолевать ограниченность исключительно рационального отношения к действительности.

     Сбалансированность рациональной и эмоциональной сторон придает сознанию устойчивость и гармонию, своеобразным проявлением которых является моральная интуиция. Представляя собой некое синкретическое единство размышлений и чувств, возникающее на определенном этапе нравственного развития личности, моральная интуиция способствует быстрому принятию решения в таких ситуациях, где процедура рациональной мотивации по каким-либо причинам затруднена.

      Намеченные "опорные точки" структурно-функционального аспекта этического знания позволяют осуществлять теоретический анализ морали, выясняя ее общие фундаментальные характеристики и абстрагируясь от релятивности конкретных проявлений. Для понимания сложной диалектики общего и особенного, изменчивости и устойчивости в морали необходимо обратиться к рассмотрению особенностей ее исторического развития.